новости

31 августа

Добро пожаловать! Андрей Мишуров и Никита Дианов

Новые вратари команды рассказывают о спорте, жизни и друг друге.

Источник: Пресс-служба ХК "Авангард"

Впервые за последние несколько лет у «Омских Ястребов» полностью обновилась вратарская бригада: в этом сезоне цвета нашей команды будут защищать Никита Дианов, Андрей Мишуров и Георгий Романов. И если последний приехал в Омск из Екатеринбурга, то Мишуров и Дианов играют друг с другом в «Авангарде» с самого детства. Что связывает двух вратарей, как они вступили на этот путь и есть ли между ними конкуренция – рассказывают сами голкиперы.

А: Одним зимним вечером сидел я дома, вообще ничего не предвещало, тут пришла мама и говорит: «Завтра мы с тобой едем в «Арену Омск», записываться на хоккей». Счастья было выше крыши! Но было одно условие – если вечером я буду себя хорошо вести. А я был довольно непоседливым ребёнком, бедокурил дома, но ради такого дела я даже лёг спать в 10 часов вечера! Утром мы встаём, и тут как закон подлости: у меня застреляло уши, заболел живот, но, несмотря ни на что, я пошёл к своей мечте! Папа был на работе, поэтому мы с мамой вызвали такси и поехали в Арену. Приехали как раз на тренировку 2001 года, мне разрешили посмотреть, и всё оказалось вообще не так, как я себе представлял. Было очень много ребят, они катались, тренировались, я-то думал, что там только играют. Тем не менее, мне всё понравилось, поэтому на следующий день купили коньки, я пришёл на тренировку и в первый же день поехал. Прошло недели две, я активно занимался, тогда тренер подошёл к родителям и сказал, что, раз мне так нравится, то пора покупать форму – так и начался мой хоккейный путь. Самое главное – после того, как мы с мамой записались на хоккей, папа оказался недоволен, что не поставили его в известность. Он понимал, что хоккей – спорт не из дешёвых, что надо невероятно много сил вложить, дома были дискуссии, но мама настояла на своём, и теперь папа рад, что всё так сложилось. Моя семья очень много мне дала, и я благодарен маме, папе и моей крёстной за то, что я имею то, что имею.

Н: Моя, пока ещё небольшая карьера, это тоже во многом заслуга родителей, моей семьи. Я благодарен им за то, что они для меня делали, за то, как поддерживали в любых ситуациях – и, конечно, за то, что я вообще попал в хоккей. Просто одним прекрасным днём мои родители решили, что хватит мне бездельничать, гулять целыми днями и сидеть за компьютером. У меня отец ярый фанат футбола, поэтому в первую очередь он повёл меня на «Красную звезду» в футбольную секцию. Мне вообще не понравилось, потому что у меня многое не получалось и на меня все кричали. Мы поехали домой, проезжали мимо СКК и хоккейного центра «Авангард», папа предложил заехать, посмотреть тренировку, я согласился, и так совпало, что мы зашли, когда тренировался 2001 год. Мы вышли на скамейку, стали смотреть, и мне очень понравилось. Папа уточнил у тренера все детали, мы сразу купили всю форму, но кроме хоккейных трусов – просто не знали, что они нужны. Так и катался пару дней, пока тренер не заметил это! У меня практически сразу глаз на вратарей упал – типичная история, что форма красивая. Вскоре у нас спросили, кто хочет быть вратарём, и я сразу был в числе тех, кто вызвался.

- Видимо, Андрей стал вратарём чуть позже?

А: Меня сначала поставили в защиту, но я не очень это любил, потому что всегда хотел играть в нападении, забивать голы, и часто бегал в атаку, даже когда играл в защите. И ещё я смотрел на наших вратарей: почти у всех были раскрашенные шлема, и, как любому ребёнку, мне это нравилось – такая же ситуация, как у Никиты. У меня уже тогда, в 8-9 лет, было чувство ответственности, я уже думал, что один вратарь может как подвести всю команду, так и вытащить её, стать главным героем матча. Помню, однажды наш тренер спросил, кто хочет попробовать себя вратарём, я сказал, что я. У нас была специальная пробная форма, я взял её, провёл первую тренировку – и всё. Все родители ко мне подошли, сказали: «Андрюха, у тебя хорошо получается, может, тебе перейти в ворота?» Но я к этому серьёзно не отнёсся, потому что знал, что это опять будет против воли папы. Мы приехали с тренировки, где я был с дедом, отец от него, конечно же, узнал, что я встал в ворота. Конечно, он был очень удивлён, и сразу сказал: «Максимум три дня. Максимум! Больше никак!» Проходит неделя, тренер поговорил с моим отцом они спросили, хочу ли я играть в воротах, и я сразу же сказал, что хочу. Так и началась моя… Не сказать пока, что карьера, пусть будет вратарское путешествие (улыбается).

Н: Я помню, что ещё тогда с ним не дружил, я был вратарём, он – защитником, и мы поехали на какой-то турнир. Мы тогда наклейки собирали, и у него был какой-то вратарь («Майк Смит, Майк Смит, как сейчас помню!» – Андрей). Я подошёл, говорю: «Давай обменяемся!» Мы тогда не дружили, но я уже хотя бы с ним разговаривать стал.

А: История о том, как мы подружились с Никитой. Это был мой первый вратарский турнир, мы поехали в Новосибирск. Должно было ехать четыре вратаря, но один заболел, и мы поехали втроём. Играл весь турнир Никита, даже стал лучшим вратарём, но мы жили вместе, и прямо много стали общаться. И на том же турнире случилась ситуация с косичками – мы тогда оба их носили, и однажды, когда он спал, у него в волосы приклеилась жвачка, косичку надо было обрезать. Но мы же друзья – и сделали это вместе. И вот после этого мы всегда уже всё вместе – едем куда-то вместе, в поездках живём вместе, нас даже называли «двое из ларца – одинаковы с лица».

Н: Ещё мы тогда были оба пухленькие, поэтому нас постоянно братьями называли, некоторые даже думали, что мы на самом деле братья.

- Неужели никогда не было чувства соперничества?

А: Да, у нас есть конкуренция в команде, но это происходит только на льду, а вне его – мы друзья. Лучшие друзья. Ему можно доверить абсолютно всё, то, что никому не расскажешь, и я знаю, что он меня поймёт, поддержит, подскажет. Конечно, в детстве были разные ситуации: мы и ругались, и дрались – но это максимум одна тренировка. То есть мы можем на льду даже не разговаривать, не смотреть друг на друга, но выходим оттуда – и всё, кто-нибудь делает шаг к примирению.

- Переход в МХЛ в этом плане ничего не изменил? Или наоборот, стараетесь поддерживать друг друга?

А: Переход в МХЛ дался не так уж сложно: да, сборы тяжелее были, подход здесь совершенно иной ко всему, всё серьёзней, но, в первую очередь, мы хотим зарекомендовать себя, заиграть – и, конечно, в отношении друг друга у нас ничего не изменилось.

Н: Когда ещё играл по школе, попасть в МХЛ – это была не мечта, но цель. И с каждой игрой, с каждой тренировкой она становилась всё ближе, поэтому переход тоже дался не так уж сложно. К тому же, наш нынешний вратарский тренер, Дмитрий Александрович Агеев, раньше уже работал в МХЛ, а в последний год в школе, когда начал с нами работать, он представил довольно тяжёлую программу тренировок, и за год мы неплохо подросли и в физическом состоянии, и в ледовом плане. Так что да, будем стараться закрепиться в составе, проявить себя.

- Для своего первого сезона в Молодёжной лиге вы взяли интересные номера: у Андрея – 1, у Никиты – 50, под которым в «Омских Ястребах» долгое время выступал Константин Лобачёв. Почему выбор пал именно на них?

Н: Вообще мой номер 30, но он уже был занят Бобковым. Потом я хотел 72, как у Бобровского, потому что он мой кумир – но он у Саши Сердюка. А на первый турнир мне предложили 1 или 36, но первый мне не очень нравится, да и вообще – это номер Андрея, поэтому взял 36 – это номер Гибсона, вратаря «Анахайма», и меня Дмитрий Александрович называет так иногда, но на сезон не получилось и с этим – уже из оставшихся я взял 50, он более-менее вратарский. Конечно, Костя  Лобачёв – красавчик, все сезоны практически на себе команду тащил, и Приз Киселёва получал дважды, и вообще очень много сделал – я всё понимаю, и вообще он очень нравится мне как вратарь, но для меня же это не должно быть давлением, правильно? Я не буду ощущать никакого дискомфорта из-за этого.

А: У меня был вариант с 32 номером, тут ситуация такая же, как у Никиты – меня Дмитрий Александрович иногда называет Джонатаном Куиком, это вратарь «Лос-Анджелес Кингз», он считает, что я похож на него по стилю игры. Но это был запасной вариант, а так – первый оказался свободен, и я его и взял. По школе я всегда играл под первым номером, он мне нравился, и для меня он особенный – это как смысл жизни: везде быть номером один, поэтому и выбрал его, когда появилась возможность. Думаю, и в МХЛ с ним всё получится.

Пресс-служба ХК «Авангард»